Cloudy Afternoons at Jardin des Tuileries

[русский текст - ниже]


Jardin des Tuileries is especially beautiful on cloudy days when the white powdery sand merges with the overcast sky. Tuileries - as opposed to Jardin du Luxembourg with its vivid flower beds - reflects the spirit of Paris itself, which is often perceived as 'cold' and 'snobby' and where tourists in their colourful tenues stand out against the Haussmann buildings. Straight wide alleys, symmetrically planted trees, statues with their rigid poses and silent faces, isles of faded lavender and pale pink malva flowers - regulated by the formal principles of jardin à la française, it reminds of the carefully planned 17th century paintings.

It is impossible to imagine a trip to Paris that does not involve a passage through the Tuileries Garden. Here you can meet tourists in chino shorts - the ones that love quoting Lonely Planet guide books; vigorous Asian girls in their We Should All Be Feminists tees; anxious middle-aged couples bribing their kids with deep-fried churros; and scatterbrained mademoiselles who come back every year to explore all the trendy cafés which offer spicy shakshuka and coffee in brightly coloured mugs. After all, Paris spirals around the first arrondissement, making it difficult to avoid a rendez-vous with Tuileries.

The garden is located between two very different, yet equally attractive areas: the majestic Louvre with its countless galleries & Champs-Élysées with hundreds of shiny inviting windows. All this makes Tuileries a nice staging post - both for those exhausted by the beauty of all the Poussin and Ingres paintings and those who tried on every single dress between Charles de Gaulle and Franklin D. Roosevelt and still have not decided which one compliments their eye colour more.

After examining all the key masterpieces of Louvre, the aforementioned tourist in sturdy trainers will most likely stretch his tired legs out over the edge of the round bassin next to the Arc de Triomphe du Carrousel and dive into the pages of his trusty paper camarade - to find out that the garden's name is derived from the French word 'tuile' (which means 'tile') and that it was once transformed by the famous landscape architect Le Nôtre. While fit Parisians will be running past him in their mismatched froufrou Nike apparel, he will be shaking the dust off his feet and planning the rest of the day - there are so many attractions around Tuileries, that it is not easy to decide where to go: Église de la Madeleine, Arc de Triomphe, Pont Alexandre III, the Eiffel Tower - just to name a few.

The indecisive mademoiselle who walked along the Seine numerous times before will probably take a breather next to the bassin octogonal by the place de la Concorde. She may spend a little too long admiring the calves of the furure Parisian marathoners, but her mind will be occupied with the magazines from WH Smith that still smell of printer's ink, confit de pétales de rose de Provins from Ladurée and trinkets from Colette - which will sadly close its doors very, very soon.

At first sight, Tuileries may seem pretentious, but this is where my Paris begins.

Photos edited by Sergey Povoroznyuk


Сад Тюильри особенно хорош в пасмурные дни, когда мелкий белый песок сливается в единое целое с затянутым плотными облаками небом. В отличие от Люксембургского с его жизнерадостными клумбами, Тюильри полностью отражает дух холодного и снобистского Парижа, чей немногословный облик раскрашивают лишь пёстрые группки туристов. Широкие прямые аллеи, симметрично высаженные деревья, строгая молчаливая парковая скульптура, островки блёклой лаванды и словно выцветших бледно-розовых мальв - зажатый в строгие рамки регулярного стиля, сад похож на тщательно спланированные полотна XVII-го века.

Кажется невозможным представить себе сценарий путешествия в Париж, в котором не нашлось бы места эпизоду в саду Тюильри. На этой съёмочной площадке можно встретить самых разных героев: вооружённых путеводителями издательства Lonely Planet туристов в шортах-чинос, шумных подружек-азиаток в футболках We Should All Be Feminists, сосредоточенных супругов, подкупающих молчание детей обжаренными во фритюре чуррос, и легкомысленных барышень, из года в год возвращающихся на пронизанную ароматом пан-о-шоколя землю для составления собственного отчёта о модных кафе, в которых подают пряную шакшуку и кофе в ярких кружках с толстыми стенками. Париж по спирали закручивается вокруг первого округа, и избежать встречи с раскинувшимся в его сердце Тюильри можно лишь намеренно.

Виновник сегодняшней заметки расположился меж двух таких разных, но одинаково притягательных кварталов: величавого Лувра с его бесконечными галереями и Елисейских полей с их сияющими стеклянными витринами. Всё это делает Тюильри удачным перевалочным пунктом как для тех, чьи ноги гудят после осмотра полотен Пуссена и Энгра, так и для тех, кто, перемерев все платья от Шарля де Голля до Франка Д. Рузвельта, так и не решил, какое лучше подчёркивает глаза-изумруды, и планирует до конца дня успеть почтить своим вниманием магазины, расположенные в районе улицы Сент-Оноре.

Осмотрев все ключевые экспонаты Лувра, турист в переживших не одно европейское путешествие кроссовках с большой долей вероятности водрузит уставшие ноги на бортик круглого пруда рядом с наполеоновской аркой и с помощью верного бумажного гида нырнёт вглубь веков, чтобы узнать, что название саду дало французское слово "tuile" - то есть "черепица", и что когда-то здесь хозяйничал ландшафтных дел мастер Ленотр. Пока мимо будут проноситься парижане в яркой шуршащей спортивной экипировке, этот турист будет раздражённо отряхивать пыль с ботинок и планировать остаток дня - вокруг Тюильри столько всего, что решить, куда направить свои стопы, не так-то просто: то ли заглянуть в церковь Мадлен, то ли подняться на Триумфальную арку, то ли перейти Сену по мосту Александра III-го и прогуляться до Эйфелевой башни...

Нерешительная барышня, уже не раз гулявшая вдоль Сены, наверняка остановится передохнуть у восьмиугольного бассейна вблизи площади Согласия. Её взгляд на долю секунды (а может, чуть больше) задержится на крепких икрах готовящихся к марафону парижан, но мысли будут заняты пахнущими заморской типографской краской журналами из WH Smith, засахаренными лепестками роз из Ladurée и безделушками из Colette, который совсем скоро опустеет.

Может, Тюильри и любит притворяться надменным, но именно отсюда для меня начинается Париж.

Обработка фотографий:  Сергей Поворознюк
СохранитьСохранить

No comments